Посол Латвии в Украине: Война на Донбассе – уродливое проявление ностальгии по СССР

    «Забудьте о постсоветском, вы – проевропейская страна»

    Аргита Даудзе «Новое время» Аргита Даудзе


    Киев, Май 18 (Новый Регион, Константин Зельфанов) – 30 июня завершается шестимесячное председательствование Латвии в Евросоюзе. Украина возлагала на этот период большие надежды, рассчитывая получить на саммите Восточного партнерства в Риге согласие ЕС на безвизовый режим, а также закрепление в итоговой декларации признания перспективы членства за странами участницами Восточного партнерства.

    Несмотря на то, что ни первое, ни второе Украина не получит, саммит станет первым шагом к дальнейшему революционному пересмотру политики Восточного партнерства. Об этом в интервью изданию «Новое время» заявила посол Латвии в Украине Аргита Даудзе.

    - Председательствование Латвии в ЕС скоро заканчивается. Довольны ли вы тем, что вам удалось сделать за это время?

    - Прошло почти пять месяцев председательствования Латвии в Совете ЕС. Нам еще предстоят важные события, например, саммит Восточного партнерства 21 – 22 мая. Латвия была хорошо подготовлена к председательствованию, мы провели множество мероприятий разного уровня и действовали очень ответственно.

    Главное задание, которое мы ставили перед собой – чтобы наше председательствование было реалистичным, а цели досягаемыми. Приоритеты нашего председательствования –конкурентная, дигитальная и вовлеченная в международное сотрудничество Европа. Эти приоритеты реализуются через мероприятия, организованные в Риге, Брюсселе и других городах.



    Хочу так же отметить, что в этом полугодии, во время председательствования Латвии в ЕС во многих странах мы организуем обширную программу публичной дипломатии, в частности в Украине.

    Если говорить коротко: да, мы довольны тем, как мы проводим наше председательствование. 

    - Есть информация, что итоги рижского саммита будут самыми слабыми за всю историю Восточного партнерства. Что Украина может получить по его итогам?

    - Со стороны ЕС саммит рассматривается как встреча на высоком уровне, где ЕС и страны восточного партнерства отметят достигнутое и обозначат дальнейшее развитие программы Восточного партнерства. Мы готовим пересмотр политики ЕС и работаем над документом, который к этому саммиту еще не будет готов. Это вопрос следующего саммита.

    Мы готовимся к углублению отношений с нашими соседями и хотим строить отношения на индивидуальной основе, мы называем этот подход taylor made approach. Это важное стратегическое виденье и, как это принято в ЕС, в которых входит 28 стран, такая стратегия готовиться тщательно и долго. Зато, когда она будет готова, она будет внедряться, и, что важно, выполняться.

    ЕС можно сравнить с большим кораблем, который трудно развернуть, но, когда это сделано, курс на выбранное направление четкий. 



    - Тем не менее, уже понятно, что ЕС не согласиться предоставить Украине безвизовый режим, как ожидали в официальном Киеве.

    - Со стороны ЕС никогда не было заявлений, что безвизовый режим будет предоставлен членам Восточного партнерства в ходе саммита в Риге. На рижском саммите тема мобильности как таковой будет обсуждаться, но рассмотрение конкретных дат, когда безвизовый режим может быть введен, это вопрос будущего, а не этого саммита.

    Решение о безвизовом режиме не политический вопрос, он зависит от выполнения многих условий. Мы ожидаем от Украины осуществления реформ. План действий по либерализации визового режима очень конкретный и подробный документ, выполнение которого очень взвешено оценивается профессионалами в этой сфере. Украина действительно показала большой прогресс, но выполнения некоторых условий еще предстоит оценить.

    В конце этого года следующая оценочная миссия подготовит очередной отчет, после этого будет легче понять, будут ли все предпосылки для введения безвизового режима. Латвия, разумеется, поощряет Украину и поддерживает предоставление ей безвизового режима в ближайшее возможное время.

    Но когда это время настанет, зависит, прежде всего, от самой Украины.



    - Есть мнение, что у Евросоюза вообще нет политической воли предоставить безвизовый режим стране, на территории которой идет война.

    - Безвизовый режим в руках экспертов. Текущая ситуация на территории Украины прямо не влияет на решение в Брюсселе. Технические условия должны быть выполнены, а политическая воля есть. Мы видим Украину европейской страной, а большая часть граждан  Украины уже показали себя ментальными европейцами.

    Украинская сторона осведомлена, в каких сферах еще необходимо работать, а именно, в сфере борьбы с коррупцией, с организованной преступностью, с торговлей людьми и дискриминацией. Первая фаза плана действий по либерализации визового режима предусматривала разработку законодательства, это сделано. Вторая фаза – это внедрение законов, а это не происходит так быстро. 

    - Украинские власти настаивают, чтобы ЕС предоставил Украине перспективу членства в ЕС. Вы поддерживаете эту инициативу?

    - Организованное гражданское общество, президент Украины и парламент выбрали вектор евроинтеграции. ЕС это отметил и приветствовал. Также отмечена и поддерживается готовность Украины реформировать страну. Подписание Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом подтвердило желание Украины сотрудничать с ЕС по-новому, развивая глубокое, стратегическое сотрудничество. Мы как недавний член ЕС заинтересованы и готовы помочь с нашим опытом реформ. ЕС предлагает Украине разные виды помощи – финансовую, техническую, консультационную помощь. Эта поддержка предусмотрена, чтобы помочь Украине сблизиться с ЕС.



    Будет ли Украина готова однажды обратиться за возможным членством в ЕС – это вопрос времени. Желание Украины принято к сведению, но слишком рано ожидать от ЕС ответа относительно перспективы членства. Зато, если ЕС принимает какое-то решение, оно будет выполнено. Иногда складывается впечатление, что Украине не хватает терпения, нужно его набраться. 

    - У Латвии была перспектива членства перед тем, как она вступила в ЕС?

    - Когда мы выказали интерес к ассоциации с ЕС в первой половине 90-х, не было никаких обещаний насчет возможного членства. Мы делали реформы, мы должны были измениться, и мы понимали это. Вы также должны понять, что сначала нужно построить Европу в собственной стране. 

    - Конфликт на востоке Украины продолжается, несмотря на заключение новых минских соглашений. Президент Литвы Даля Грибаускайте назвала этот документ «слабым» и «неспособным защитить интересы Украины». Как вы думаете, способны ли минские соглашения разрешить конфликт на востоке Украины?

    - Минский план – это то, чего мы должны придерживаться. Все стороны согласовали некие шаги, которые следует предпринять. Мы сочетаем несколько подходов для лучшего результата. Это переговоры и давление. Полное выполнение минских соглашений всеми сторонами, является решающим для достижения стабилизации на востоке Украины.



    - Поддерживаете ли вы усиление санкций против России, если она не будет полностью выполнять минские соглашения?

    - Мы с нетерпением ожидаем имплементации минских соглашений до конца этого года. Мы следим за событиями на востоке Украины и видим не слишком утешительные знаки – сосредоточение тяжелого вооружения возле украинских границ, нарушение режима прекращения огня, отведение вооружений также не состоялось в той мере, как того требовали достигнутые договоренности.

    Есть явные доказательства того, что поддержанные Россией сепаратистские силы и сама соседняя страна не выполняет договоренностей. А пока не выполняются взятые обязательства, решение ЕС не может измениться по отношению к санкциям.

    Если будет новая эскалация, будет принято соответствующее решение ЕС на заседании Европейского совета. Следующее заседание состоится в июне. На данный момент нет дискуссии по поводу усиления санкций. Но все зависит от дальнейшего развития событий. 

    - В последней резолюции по Украине Европарламент поддержал возможность поставок в страну оборонительного вооружения. Есть ли шанс, что ЕС пойдет на это?

    - На уровне Евросоюза нет механизма, который бы позволил ему начать такие поставки. Это не в нашей компетенции. Что касается стран-членов, это их личное дело, принимать ли такое решение. Они абсолютно свободны решать, как быть с этим вопросом.

    У Латвии нет возможности поставлять оборонительное оружие в Украину. Мы сотрудничаем с Украиной на оборонительном поприще в соответствии с соглашением, подписанным в 2010 году. Наши вооруженные силы делятся с вами своим опытом, и я думаю, что сейчас это лучшее, что мы можем сделать, чтобы помочь Украине.



    - Есть мнение, что, если Запад не остановит Путина в Украине, следующими жертвами могут стать Латвия, Литва или Польша. Насколько эти страхи реалистичны?

    - Конечно, поведение руководства России было большим шоком для демократического мира. Оккупация и аннексия Крыма, поставки оружия и поддержка сепаратистов на востоке Украины вызвали настоящий протест среди европейских стран и трансатлантического сообщества. Большую негативную реакцию вызывало и вызывает распространение неправдивой и агрессивной информации, которая исходит от российских телеканалов.

    В этой ситуации страны-соседи России обеспокоены ее непредсказуемостью. Когда вы не можете предугадать следующий шаг соседа, вы чувствуете себя некомфортно и неприятно. Вы также понимаете, что вы должны быть готовы защитить себя. Ситуация в Украине заставила нас обратить больше внимания на оборону, чем это было раньше.

    Чтобы ответить на опасения экспертов, которые называют балтийские страны уязвимыми, мы заботимся о своей безопасности. Мы страна, открытая для сотрудничества с соседями, и мы не видим никаких причин для кого бы то ни было нападать на нас. Мы ищем друзей, а не врагов. K сожалению, не по нашей или вашей воле мир стал непредсказуем. Мы должны быть готовы защитить себя, если будет необходимость. Но я не думаю, что эта необходимость настанет. Мы – члены ЕС и НАТО. Мы чувствуем себя в безопасности.

    - Некоторые эксперты сейчас выступают с идеей создания нового политического или военного союза, в который вошли бы страны Балтии, Центральной Европы и Украина. По их мнению, НАТО и ЕС полностью не осознают всех рисков, связанных с Россией, и не смогут защитить восточных членов в случае необходимости.

    - Это крайне странная идея. То, что есть у нас сейчас – это лучшие гарантии. Мы члены ЕС и НАТО. Мы очень тяжело работали, чтобы нас признали странами, которые отвечают высоким критериям членства в ЕС и НАТО. Мы ответственны, мы активны, это признание наших союзников. Воплощение в жизнь решений последнего саммита НАТО в Уэльсе о поддержке союзников продолжается и способствует безопасности.



    - Да, вы члены НАТО и ЕС, в то время как Украина остается один на один с агрессором.

    - Вы следуете европейской модели развития. Почему? Потому что европейские страны лучше, и они лучше для каждого. Очень многое в стране вы должны изменить. Если Украина действительно покажет, что вы хозяева своей судьбы, что вы знаете, как руководить своей страной, тогда и другие страны будут заинтересованы в вас и будут доверять вам.

    Если человек болен, ему нужны либо невкусные лекарства, либо операция. Это крайне неприятно, но вы получаете необходимый результат – здоровье. Моя страна прошла через очень болезненные реформы. Мы были терпеливыми и последовательными. Того же я желаю и вам.

    Украине нужно провести реформы, чтобы измениться. Вам нужна децентрализация власти, судебная реформа, борьба с коррупцией. Украинцы великая нация с большим потенциалом. Реформирование страны нужно для вас самих, для того, чтобы привлечь положительное внимание мирового сообщества. Мы можем вам помочь, но у вас, в первую очередь, должно быть желание помочь самим себе.

    - Латвия, как и Украина, постсоветская страна. Сейчас в Украине принимают разные неоднозначные законы – закон о запрете советской символики, закон о люстрации. Но этот процесс идет очень медленно. Как вам удалось избавиться от советского прошлого?

    - Называть постсоветскими страны, которые получили независимость более 20 лет назад, это несколько старомодно. У вас было три революции и, не смотря на это, вы все еще называете себя постсоветской страной. Я полностью отбрасываю это понятие, если говорить о моей стране. Мы нормальная европейская страна.



    В Латвии мы решили избавиться от памятников Ленину. У нас не было больших дискуссий по этому поводу. Мы сделали это в начале 90-х. Я не очень хорошо понимаю, почему в Украине вы ждали так долго.

    Наше излечение от тоталитарного прошлого это элемент нашей гордости и нашего достоинства. Для меня неприемлемо, чтобы у нас были памятники людям, виновным в преступлениях против нашего народа, тем, которые создавали человеконенавистную  идеологию, по поручению которых уничтожалась наша страна и люди, калечились судьбы поколений. Такие памятники символизируют тоталитарную идеологию, прошлое, которые мы не можем исключить, но мы не должны принимать его, не должны мириться с его постоянным присутствием в нашем окружении. Но самое главное – надо избавиться от навязанной идеологии советского тоталитаризма в нашем сознании. 

    - В Украине многие люди против закона о десоветизации.

    - Это странно, что у людей, которые страдали так сильно, есть ностальгия по советским временам. Мы знаем об ужасающих злодеяниях советских властей, об ужасных преступлениях против украинских людей. Голодомор – сознательно организованный голод, стоивший жизни миллионов людей, репрессии, депортации.



    Если люди защищают советское прошлое, это напоминает мне стокгольмский синдром. Как будто вы заложник, и защищаете того, кто взял вас в плен.

    Есть сегменты общества, где ностальгия по советской власти особенно распространена, например, в Крыму и восточной части Донбасса. Нынешняя ситуация демонстрирует, как уродливо проявляется там советское прошлое.

    Нужно избавиться от этого прошлого, чтобы освободить себя. Отбросьте не нужное старое, откройте окно, впустите свежий воздух. Забудьте о постсоветском, вы – проевропейская страна.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив