«Нет зверя страшнее, чем сельский мажор»: Врадиевка опровергла теорию большей европейскости Украины

    Авторская колонка

    © 2013, «Новый Регион – Киев» © 2013, «Новый Регион – Киев»

    Киев, Июль 04(Новый Регион, Павел Кривошеев) – Народный бунт под Николаевом вскрыл такой нарыв, что гной продолжает хлестать по всей Украине. Об этом читайте в авторской колонке РИА «Новый Регион».

    ...Осмелев в присутствии телекамер и чинов, жители райцентра рассказывают жуткие вещи: о трех изнасилованных и убитых ментами девушках, смерть которых повесили на невинных людей, о замученных в РОВД жителях, о пытках током, о целом кладбище ментовских жертв.

    Вопреки теории о большем свободолюбии украинцев, между украинской Врадиевкой и российской Кущевкой оказалось много общего. Там и там бандиты лютовали годами при любых президентах. Там и там они были частью вертикали местной власти. Там и там – цепочки нераскрытых убийств. Там и там есть герой-одиночка, фермер. В Кущевке семью фермера расстреляли бандиты, а во Врадиевке – менты штурмовали избирком после победы фермера на выборах, и вместе с бандитами отбирали у него хозяйство.

    Теория большей европейскости Украины тоже не подтвердилась. Оказалось, что если Украина и соответствует Европе – то Европе феодальной. И феодализм тут такой же уголовный, как в России. Да, здесь пока еще меньше этнической преступности – но погромы армян в той же Николаевской области уже были. Да, здесь еще не каждый третий призывник – ваххабит, но исламская радикализация крымскотатарской молодежи это уже факт.

    Однако самая вкусная параллель между Россией и Украиной – это быдломажоры. По словам правозащитницы Елены Кабашной, во Врадиевке менты насиловали и убивали жертву за то, что она не ответила на ухаживания одного из них, прокурорского племянника Полищука. А второй, Дрыжак, был крестником главы УМВД по Николаевской области.

    Смотрю на их фотографии «ВКонтакте». Флегматичный парнишка-аккуратист, из тех, что всегда поднесет соседке сумку и поздоровается. И лысоватый, немного обрюзгший дядечка с добродушным взглядом, с виду просто Аниськин. А ведь мимо них ходили, опуская глаза, чтобы не быть избитыми за один только взгляд. И Дрыжак мочился на односельчан в знак презрения.

    Откуда такая жестокость? Видимо, это у них сословное. Вспомните изнасилованную и заживо сожженную в Николаеве Оксану Макар: там тоже в анамнезе были ухаживания местного мажора. Вспомните, как жестоко бил девушку в донецком клубе потомственный депутат Рома Ландык – она посмела не ответить на его ухаживания. Вспомните, скольких быдломажоры задавили в России и на Украине, и как им за это ничего не было.

    Похоже, молодое провинциальное бычье со связями в нашей новой реальности – одна из самых страшных каст. Они настолько не привыкли к отказам, что воспринимают свою волю как божью. Они настолько приучены к безнаказанности, что убивают ради забавы. Боюсь, это не лечится: их надо просто отстреливать как бешеных собак. А пока они ходят рядом с нами по улицам – «минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь».

    Неприятная свежесть этих грибоедовских строк не случайна. «Модерн завершается, привычный нам мир государственных границ, призывных армий и социального обеспечения уходит в прошлое, – написал недавно один умный человек. – Мы возвращаемся в XVIII век. Человек этого столетия, хоть и являлся подданным своего короля, в первую очередь принадлежал к своему сословию. Именно сословие, а не гражданство, определяло его права».

    Конечно, в «галантном» XVIII столетии была и Великая революция. Но она случилась во Франции в конце века. А в какую его часть возвращаемся мы, русские с украинцами, пока не ясно.

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    22 Июня

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив