«Кривосудие»

    Гресс – прокурорам: «Приходите в гости ко мне в камеру – вам там самое место»

    © 2013, «Новый Регион – Крым» © 2013, «Новый Регион – Крым»

    Заключенный Симферопольского СИЗО, экс-министр финансов Крыма Александр Гресс в авторской колонке пишет о своих тюремных буднях после публикации своего интервью в ленте «Нового Региона», отношении обвинителей к подследственным, издевательствах над откровенно невиновным «коллегой» и наконец, о своем желании пообщаться с представителями «правоохранительной ОПГ» прямо в камере за чашкой чая.

    ––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

    Предлагаю во всех официальных документах, в которых встречается слово «правосудие» заменить его другим, более подходящим и точным словом – кривосудие. Чтобы ни у кого не возникало напрасных надежд и, как следствие, напрасных разочарований. Чтобы подрастающему поколению не нанести своим неосторожным словом душевную травму, их надо беречь и готовить к суровой взрослой правде – правосудия, как и Деда Мороза, нет. Они не существуют – это все вымышленные сказочные истории. Взрослому как-то не солидно верить в сказки. Взрослый хорошо должен знать, что «права» в Украине нет, есть «лево» и любые попытки отстоять свои права в суде зависят не от закона, а от того, куда кривая выведет.

    К чему это я? Да к своему уголовному процессу. Скоро будет три года, как я нахожусь в тюрьме и наблюдаю за развитием этого сюрреалистического сюжета.

    Не буду пересказывать краткое содержание предыдущих серий – об этом «Новый регион» уже писал. Из последнего – 29 января этого года состоялось очередное судебное заседание под председательством судьи Непомнящего М.А., на котором один из подсудимых, который так же, как и я проходит по этому уголовному делу и находится под стражей дольше меня, заявил очередное ходатайство об освобождении его под залог. Я о нем в интервью «Новому Региону» говорил: летом 2012 года он переболел тяжелой формой Гепатита «В», две недели находился в камере без оказания ему медицинской помощи, в результате оказался в палате интенсивной терапии, имеет малолетнего ребенка, жену-инвалида с доходом в 800 грн. в месяц, пожилую неработающую мать. В уголовном деле нет ни одного основания для применения в отношении него мер пресечения: нет фактов, свидетельствующих о его попытках уклониться от следствия, препятствовать установлению истины по делу и т.д. Но, тем не менее, следуя неписанным правилам «кривосудия» он с мая 2010 года содержится под стражей. Неоднократно заявлял этот бедолага ходатайства изменить ему меру пресечения на залог или подписку о невыезде, но прокурор, как и судья, лучше разбираются в медицине, чем любой медицинский светила: каждый раз они ему отказывали, полагая, что больному и невиновному (приговор-то не вынесен) нахождение на свободе противопоказано для его здоровья, а трехлетнее пребывание в прокуренной и переполненной камере, где отсутствует возможность обеспечить ему соответствующую диету – естественно, лучше пойдет ему на пользу, чем свежий воздух свободы. Просто больной об этом не знает, им-то куда лучше знать, что ему полезнее. «Ишь чего захотел – свободы, совсем стыд потерял» – надо полагать так рассуждают они. Такие «мелочи» как отсутствие постановлений о возбуждении уголовного дела по большинству эпизодов в отношении него я вообще опускаю. Наш суд это не останавливает.

    Я уже дошел до того, что иногда думаю: счастливы те подсудимые, которые понимают, в чем их обвиняют, пускай надуманно, но в обвинении есть логика и подсудимый может понять ее. Этот же подсудимый (назовем его «счастливчик», правда, он сам не знает о своем счастье), о котором я говорю, так же, как и я, не может найти этому логику. Да, понятны статьи, в которых мы обвиняемся, но на основании каких фактов и наших действий нам вменяются эти статьи?

    Так вот, на судебном заседании 29 января случилось чудо: Фемида на короткий миг, мимоходом, посетила наш зал судебных заседаний. Когда этот подсудимый заявил очередное ходатайство – выпустить его под залог, и привел в письменном виде практику Европейского суда по правам человека, справки из СИЗО и ИВС о том, что они ему не могут обеспечить необходимую для послебольничного лечения диету – судья принял решение это ходатайство удовлетворить. Тут-то я, как думаю и все остальные, находящиеся в зале, засомневался, заподозрил неладное. Но, подумалось: «А может правосудие существует, чем черт не шутит?» На следующий день, 30 января, после предоставления квитанции о внесении суммы залога судья выпустил его на свободу прямо из клетки. Но, как говорится, «не долго музыка играла, не долго фрайер танцевал». Что тут началось! Звонки с угрозами из Киева (дело-то заказное, на контроле в столице), объяснительные конвоя, который выпустил подсудимого по указанию судьи… Этот, в кавычках счастливчик, побыв всего одни сутки дома, 31 января весь день и всю ночь наблюдал приставленную к нему наружку СБУ (дело-то они возбуждали, они до сих пор его и сопровождают), которая караулила его возле подъезда. За его ребенком, которого отвозили на занятия по английскому, и то неусыпно бдила приставленная наружка. «А мало ли что?»

    Следующее заседание состоялось 1 февраля 2013 года в 10.00. Обычно меня из камеры в Севастопольском ИВС выводят на суд где-то минут за пятнадцать – ехать-то всего три минуты. Но в этот день, к моему удивлению, конвой начал торопить меня в суд в 9.00, уговаривая побыстрее выйти из камеры. Мол, сам прокурор города должен быть в суде! Прибыв в суд и поднимаясь в сопровождении конвоя на третий этаж, где проходят наши судебные заседания, я вначале подумал, что конвой ошибся адресом, и мы приехали в городское управление СБУ: перед входом в здание, в коридоре, в зале суда – везде работники Службы безопасности. Началось заседание, на котором также присутствуют опера СБУ, прокурор просит допросить лечащего врача инфекционной больницы г.Севастополя, где летом проходил лечение выпущенный под залог. Защита возражает: какое это имеет отношение к выдвинутому обвинению? Судья Непомнящий М.А. принимает решение допросить врача. Группа прокуроров этой испуганной женщине, которую, надо полагать, без ее желания опера СБУ срочно привезли в суд, задает вопросы. Из вопросов видно, что прокуроры хотят услышать, что здоровью подсудимого, переболевшего тяжелой формой гепатита «В», ничего не угрожало и не угрожает. Не знаю, зачем ее вообще сорвали с места и доставили в суд, для чего? Она, к ее чести, дала прямые пояснения, что больной был в тяжелом состоянии, мог умереть, ему требуется послебольничное лечение и т.п. Но, по всей видимости, в Киеве, в тот счастливый для выпущенного на свободу день – 31 января, узнали о такой «выходке» судьи, которая явно не входила в планы заказчиков этого дела. Видимо, были и громы и молнии в адрес Севастопольского СБУ, мол чем вы там занимаетесь, проворонили, работать надоело? И прочее в том же духе. Надо было видеть лица этих оперов СБУ в суде – накачка зря для их лиц не прошла. Волновались они сильнее, чем сами подсудимые. В итоге, группа прокуроров достает свой последний козырь – письмо начальника СБУ в г.Севастополе в адрес суда о том, что мол, выпущенный на свободу подсудимый, всего за один день, когда он на этой свободе был и находился дома, по оперативным данным пытался приобрести поддельные документы с целью выехать нелегально в Российскую Федерацию. Конечно это было новостью и для самого подсудимого – что-то слишком много он успел «натворить» за один день, находясь под залогом. Такой прыти он от себя сам не ожидал. Он суду продемонстрировал оригинал своего загранпаспорта, пояснив, что у него нет необходимости что-то подделывать, на руках у него документ, который ему беспрепятственно позволит выехать не только в Россию, но и в любую другую страну мира. Поясняет, что он не скрылся – пришел в суд, скрываться не собирается, выполняет все возложенные на него судом обязательства и оснований менять ему меру пресечения на взятие под стражу нет. Защита просит факты: что значит, собирался за один день нахождения на свободе приобрести поддельные документы? Зачем? Он, что, самоубийца? Он же находится на свободе с возложенными на него обязательствами. Где факты – телефонные разговоры, показания свидетелей, с кем встречался, на чем основаны эти оперативные домыслы? Ничего этого нет, и прокуратура ни одного факта не назвала. Понятно, что эту бумажку писали за пять минут до суда на коленках. Фактов нет – это все очередной бред. Главное, есть команда из Киева – закрыть снова. Как? Не важно. Все сидящие в зале это понимают, понимает и судья. Но последний, после удаления в совещательную комнату, по всей видимости, наслушался таких инструкций и перспектив в свой адрес, что больше играть в правосудие не решился, и опять закрыл этого бедолагу. Вот все опять и встало на свои места, а то, ишь ты – размечтались о каком-то правосудии!

    Конечно, жестоко поступили с этим «счастливчиком», обладателем увольнительной на один день. Повидал жену, ребенка, стал, наверное, планы какие-то строить, как семью кормить, но все в один миг обрушилось. В Киеве заказчику-то видней, где ему следует быть. Лучше бы вообще не выпускали, чем так. В камере один арестант, узнав об этой истории, сказал, что фашисты хоть сразу расстреливали, а эти же еще помучить хотят – нужна медленная смерть.

    Смотрю на это дело и думаю: работники СБУ совершили преступление – должностной подлог, ведь бумажка-то эта наспех сфабрикована; работники прокуратуры эту бумажку озвучили, при этом прокуратура контролирует оперативно-розыскную деятельность и ей прекрасно известно, что никакой информации о якобы попытках приобретения поддельных документов нет, значит работники прокуратуры выступили подельниками с работниками СБУ в должностном подлоге; судья также совершил преступление – не проверил факты (которых нигде нет), изложенные в письме, а это же суд, а не ЖЭК, его работа и заключается в проверке фактов и вынесении решения основанного на фактах. Выходит, что суд незаконно лишил человека свободы и вынес неправосудное решение, а все это является преступлением. Целое ОПГ получается, которое уже почти три года пытается натянуть приговор на дело, которое является по факту не уголовным, а хозяйственным спором. И при этом это ОПГ почти три года удерживает меня без всякого приговора в тюрьме. То есть, они уже вынесли мне без приговора наказание. Не понимаю, зачем судье создавать видимость правосудия – вынес бы быстрей «кривосудный» приговор, да я бы уж поехал.

    Примечательна истерика, случившаяся после публикации «Новым Регионом» моего интервью. Севастопольская прокуратура возмутилась: как это так, какой-то зек вздумал подвергать сомнению ее действия?! Это же зек – не человек, без права на собственное мнение, что он там еще что-то вякает? Согнуть в бараний рог, закрыть рот, наказать. Во мышление! Началось: индивидуальные обыски, досмотры, попытки взять пояснения, запросы и т.п. На вопрос классика: «Тварь я дрожащая, иль право имею?» у них, по всей видимости, давно имеется ответ.

    Особенно порадовали заявления пресс-службы прокуратуры г.Севастополя, размещенные на их сайте и на первой полосе одной севастопольской придворной газетки (распечатку мне передали). Уважают. Это же надо, какой чести удостоили! Какой еще зек таким похвастаться может? Обиделись. Данное заявление прокуратуры по форме больше походит на заявление какой-нибудь политической партии, с эмоциями, с пафосом, литературными оборотами: мол, какой я непонятливый, его хотят посадить, а он еще спрашивает, за что. Ведь каждому севастопольцу известно за что, а ему не понятно.

    Все бы ничего, да только в этих заявлениях прокуратура очередной раз продемонстрировала свое лицо и свои методы работы, которые они в суде используют против меня. Прокуратура г. Севастополя в распространенном заявлении утверждает, что ею направлены иски в суд о возвращении земельных участков, неправомерно перешедших в собственность юридических лиц в результате действий подсудимого, то есть, меня. Говорю прямо и недвусмысленно: вы врете. Ни в одном из своих исков и ни в одном решении суда ( а это точно не тот суд, где слушается мое уголовное дело, т.к. решения по нему нет и прокуратура никакого иска в этом суде не заявляла) вы – прокуратура г.Севастополя, не утверждаете, что земельные участки неправомерно перешли в пользу юридических лиц в результате моих действий или действий других подсудимых. Везде прокуратура утверждает, что неправомерность (по их мнению) перехода земельных участков в пользу юридических лиц объясняется то ли отменой распоряжений горгосадминистрации, то ли превышением администрацией своих полномочий в земельной сфере. То есть, выходит, что речь идет о нарушениях хозяйственного или административного законодательства, но не уголовного. Поэтому-то эти иски и рассматриваются в хозяйственных и административных судах. При этом надо отметить, что никто из подсудимых не являлся должностным лицом органа власти и никак распорядиться землей ни в свою пользу, ни в пользу третьих лиц не мог. И как же тогда прокуратура в уголовном суде обвиняет меня в завладении этими участками, если сама утверждает, что не я ими завладел, а они перешли в собственность юридических лиц? Ну как тут понять обвинение? Так, я или не я? Вот и получается что прокуратура г.Севастополя публично врет. Можете представить, что они творят в зале суда.

    Лучше бы, чем изображать видимость работы в специализированных судах, прокуратура г. Севастополя для наведения порядка в земельной сфере использовала все свои возможности, данные законом, и заставила горсовет подать на утверждение в Верховную Раду границы города, а также утвердить самим горсоветом план детальной планировки города для предотвращения хаотичной застройки. Это не просто право, это обязанность горсовета, и прокуратура города должна его заставить эту обязанность выполнить.

    Хочу сказать прокуратуре Севастополя: если вы опять обиделись, то опровергните меня – скажите, в каком вашем иске или решении специализированного суда утверждается, что благодаря моим действиям земля перешла в пользу юридических лиц, как это вы заявляете в распространяемом вашей пресс-службой сообщении. Канал связи можем оставить прежний – через ваш сайт и придворную газетку (адвокат мне распечатки занесет). Только, чур, и впредь публиковать на первых полосах – на меньшее я не согласен.

    А то всей вашей ОПГ заходите ко мне в гости, где вам и место. Только не на пять минут. Отложите все ваши дела, сядем, почифирим, потолкуем о жизни нашей. Заодно расскажете, как ваше ОПГ из суда сделало «резиновую бабу». Кстати, посоветуемся, может мне пора описать весь этот спектакль, со всеми действующими героями: кукловод, актеры первого и второго плана, все технические работники сцены (ни кого не забуду), для иностранных посольств. Думаете, не поможет? Тем более! Чего вам бояться?

    Что-то затянулся в стране сюжет: «гамлетівська нездатність до рішучих дій при виді торжествуючого зла». Это не я сказал, это Оксана Забужко. Только не надо бросаться писать ей алаверды – официальные заявления вашей пресс-службы в СМИ. И не ищите ее ни в каком уголовном деле – она нигде не проходит. Это украинская писательница, наш современник.

    Вообще не стоит топать ногами за то, что я излагаю свою точку зрения. В конце концов, что мне за это сделают? Посадят? Напоминаю: я и так в тюрьме, можно, разве что, больше решеток наварить на окнах.

    Все это ирония. Правда заключается в том, что если в наших условиях «кривосудия» из Киева по поводу моей судьбы поступит другая команда, все эти следователи, опера, суд тут же скажут: «Сан Саныч, дорогой, вы наш человек, мы всегда знали, что вы не виновны!» И, как в песне: этот день мы приближали как могли. Только никого просить за себя я не собираюсь, команда вряд ли поступит, наверное, придется ехать в лагерь с пустыми руками, без цветов и извинений.

    Один известный деятель когда-то озвучил принцип: «Своим все, чужим – закон». Мне все не надо, оставьте это себе, на здоровье. Согласен только на закон, и более того, прошу об этом. Но нет, видать, и этого не осталось – все разобрали.

    Заключенный ССИ-15 – А. Гресс

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    24 Мая

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив