Прав ли был Сокуров, прося Путина помиловать Сенцова

    Об идиотах и негодяях

    Олег Сенцов Олег Сенцов


    Пользователь ФБ некто Юрий Кузин сурово осудил кинорежиссера Александра Сокурова за его попытку уговорить президента Путина помиловать гражданина Украины Олега Сенцова, осужденного российским судом за подготовку теракта в Крыму к 20 годам, как говорили раньше, «дальних лагерей».

    Я ему возразил. Итогом такого обмена мнениями стала острая дискуссия, в ходе которой одна группа комментаторов меня поддержала, а другая выразила резкое неодобрение. Отвечать последним мне, признаться, надоело, в связи с чем решил написать общий комментарий на все критические комментарии сразу. Сделать это несложно.

    Правовой статус Крыма 

    В январе 1991 года без согласования с властями Украинской ССР в Крыму прошел референдум, на который был вынесен вопрос о воссоздании Крымской АССР как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора. Свыше 80% участников референдума ответило на этот вопрос утвердительно. Организаторов референдума в Крыму не смутило что, такая формулировка вопроса не соответствовала Конституции СССР, отличавшей союзные республики от автономных. Первые считались суверенными государствами, теоретически имевшим право на выход из СССР, вторые – такого права не имели. 
    Откуда взялся вопрос о правосубъектности автономий в составе СССР, не знаю. Могу, однако, предположить, что он был подсказан властями СССР как средство сдерживания стремления к независимости многих союзных республик. Так или иначе, в феврале 1991 года Верховный Совет Украинской ССР принял Закон о восстановлении Крымской АССР в составе Украинской ССР. Иного решения быть не могло. В декабре 1991 года в Украинской ССР, в том числе, естественно, и в Крыму, прошел общенациональный референдум по вопросу о государственной независимости Украины. В Крыму за нее высказалось свыше 50% проголосовавших.

    К моменту роспуска СССР правовой статус Крыма как неотъемлемой части Украины не вызывал сомнений. Формула роспуска СССР предполагала, что каждая союзная республика выходит из него в своих административных границах. В последующие годы в ряде стран СНГ – России, Грузии, Азербайджане, Молдавии – имели место попытки сецессии, нередко весьма кровавые. В Крыму подобных попыток не зафиксировано, хотя идея «возвращения» полуострова в Россию при попустительстве российских властей активно подогревалась ее националистическими кругами.

    Тем не менее в постсоветские годы официальная позиция Россия исходила из безусловного признания Крыма частью Украины. Эта позиция закреплена в целом ряде двусторонних и многосторонних документов с участием России, в соответствии с ее Конституцией являющихся частью российского законодательства.

    Вплоть до аннексии Крыма его правовой статус как части Украины неоднократно подтверждался президентом России. Массовые народные выступления в Киеве, принявшие в конце 2013 года характер острого противостояния, Крым не затронули. Обстановка на полуострове была стабильна. 
    Несмотря на это, как заявил впоследствии президент Путин, он принял решение «начать операцию по возвращению Крыма в Россию». На полуостров были переброшены элитные подразделения российских войск без опознавательных знаков. В прямое нарушение российско-украинского договора об аренде базы Черноморского флота РФ эти подразделения осуществили силовое блокирование частей украинских вооруженных сил и взяли под контроль ключевые правительственные учреждения. 

    Под контролем российских военных наспех собранные депутаты законодательного собрания Крыма проголосовали за увольнение прежнего главы исполнительной власти, и за назначение на его пост «лидера» пророссийской партии, на последних украинских выборах получившей около 1% голосов крымских избирателей. 

    В рекордные сроки и также под полным контролем российских военных был организован «референдум» о независимости Крыма. Факт проведения «референдума» вопреки украинскому законодательству, без ведома и согласия центральной власти Украины и без соблюдения общепринятых международных норм – сделали его абсолютно нелегитимным. Ни одно постсоветское государство, равно как и практически никто в мире результаты этого «референдума» не признал. 

    Справочно: 

    - После Второй мировой войны аннексия, то есть силовой захват, части территории суверенного государства или всего суверенного государства – перестала считаться нормой. Случаев аннексии – наперечет (Кувейт, Фолкленды, Восточный Тимор). Все они заканчивались провалом и наказанием виновного государства. 

    - Случаи отделения части суверенного государства с последующим провозглашением независимости – более многообразны. Однако, отделение части суверенного государства в результате прямого военного вмешательства другого государства никогда не получали и, думаю, не получат международного признания (Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, Нагорный Карабах, Северный Кипр). Особый случай – Косово, албанское население которого пришлось реально спасать от этнических чисток. Характерно, однако, что Косово не вошло в состав Албании, долгое время существовало в качестве международного протектората и до сих пор не стало в полной мере суверенным государством. 

    - Цивилизованный развод Чехии и Словакии, а также Сербии и Черногории в контексте проблемы Крыма рассматривать не приходится. Референдумы в Шотландии и Квебеке – тем более: в обоих случаях они проводились с согласия правительств Великобритании и Канады, соответственно. 
    С учетом сказанного, аннексия части территории суверенного государства, осуществленная великой ядерной державой, постоянным членом СБ ООН – случай совершенно беспрецедентный. На обреченный на полулегальное существование Крым международному сообществу по большому счету действительно наплевать. На чрезвычайно опасный прецедент – разумеется нет.

    Судебный процесс по делу Олега Сенцова 

    В полном объеме обстоятельства этого закрытого процесса неизвестны. Однако, немногие известные факты позволяют предположить, что дело имеет явную политическую подоплеку, а его доказательная база частично или полностью сфабрикована. О вменяемом Сенцову намерении взорвать памятник Ленину в Симферополе известно из показаний лиц, отбывающих наказание, а потому находящихся в полной власти следственных органов. Можно ли квалифицировать так и не осуществленное намерение взорвать памятник на открытой и безлюдной в ночное время площади умыслом на теракт – вопрос не бесспорный. 

    Главная же проблема – не только и даже не столько правовая, сколько морально-нравственная. Вопреки нормальной юридической логике жители аннексированного Крыма были как крепостные крестьяне механически переписаны в российское гражданство. Зато тех, кто хотел сохранить гражданство Украины, обязали в нереально короткий срок подать на этот счет специальные заявления в органы ФМС РФ. Для многих украинских граждан подача заявлений о сохранении гражданства Украины оказалась чисто технически непосильной задачей. Для таких как Сенцов пламенных украинских патриотов – это было неприемлемо и по идейным соображениям. Подача заявления о сохранении гражданства Украины в российские органы власти могло рассматриваться ими как косвенное признание аннексии. Сенцов от подачи заявления отказался и в результате вопреки его воле стал гражданином России, лишившись гражданства Украины. 

    На этом абсурдном основании Минюст России отклонил просьбу Украины о передаче осужденного Сенцова для отбывания наказания в Украине. Проще говоря, российская сторона формально «защитила» право осужденного «российского гражданина» Сенцова отбывать наказание в «стране его гражданской принадлежности» России, которую он родиной не считает. 
    Иначе как издевательством такую позицию российской стороны не назовешь.

    Мораль сей басни 

    Всё изложенное выше настолько элементарно, что при некоторых усилиях доступно для понимания любого нормального человека. Понятно, что для выяснения истины многие в нашей стране отвыкли прилагать даже минимум самостоятельных усилий. Они могли бы узнать правду, но им не до нее. У них свои заботы, которые наше государство усердно приумножает. 

    Конечно, подобное отсутствие любознательности характерно для современного человека едва ли не в любой стране. Однако в России оно усугубляется воздействием нашего омерзительного зомбоящика, всегда готового вбить в головы людей самые низменные мысли, разбудить их самые примитивные инстинкты. 

    Между прочим, болезни под названием «стадное чувство» подвержены, порой, и вполне незаурядные люди, отличные специалисты своего дела. Среди моих критиков обнаружился, например, выпускник МИФИ. Явно умный думающий человек и на тебе: какую-то пургу несёт про священную миссию и историческое право России командовать соседями. Не иначе на новую кафедру богословия заглядывает. 

    Как назвать того, кто даже не пытается самостоятельно разобраться в вопросах общественной жизни, напрямую его не касающихся? Древние греки, по-моему, называли таких идиотами. Скажете: мы – не древние греки. Не настаиваю. Предложите свое определение.

    Впрочем, есть у меня подозрение, что прекрасно всё понимающих людей в нашей стране куда больше, чем кажется. Кто-то из них, наверное, не хочет выделяться: мало ли что. Лучше помалкивать: быть как все – прекрасная маскировка. Судить таких людей за малодушие и инертность не возьмусь. 

    Зато тех, кто в силу объективных причин – начитанности, хорошего образования, знания иностранных языков, опыта жизни за границей – всё понимают, но говорят и пишут ровно наоборот, считаю негодяями. Им больше дано, с них, согласитесь, и спрос больше.

    Р.S. Как только завертелась эта полемика с крымнашистами и прочими ватниками, один из друзей посоветовал немедленно отправлять их в бан. Но я решил сначала позволить им всем саморазоблачиться, а потом уж всех сразу и забанить. Так что спасибо за сотрудничество.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    21 Июля / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив