О либеральном Горбачеве и неблагодарном Ельцине

    Каким образом постсоветская Россия превратилась в злобную и убогую карикатуру на СССР

    О либеральном Горбачеве и неблагодарном Ельцине О либеральном Горбачеве и неблагодарном Ельцине


    В своей недавней статье в «Ведомостях» российско-американский историк Владислав Зубок предпринял попытку опровергнуть «старые версии» распада СССР, назвав их «примитивными». Попытку, на мой взгляд, лукавую и не вполне добросовестную. Историк не может не понимать, что крупные исторические события – нельзя объяснить какой-то одной причиной. И, тем более, не имеет права подгонять свои оценки под нужный ответ, игнорируя очевидные факты.

    Один из таких фактов фундаментален: к моменту распада СССР его идеология, экономическая система и государственное устройство себя полностью исчерпали и перестройке не подлежали. Цепь многих событий и допущенных ошибок кончину СССР ускорили, но рано или поздно она была, в сущности, неизбежна. Чисто по-человечески о чем-то из утраченного с распадом СССР можно, наверное, пожалеть, но попытка воссоздать его силой и обманом, которую мы наблюдаем сейчас, обречена на провал и чревата новым крахом. На этот раз уже новой страны – Российской Федерации. Впрочем, речь пока идет о несостоятельных «старых версиях» распада СССР.

    В своей статье Владислав Зубок приводит четыре из них. Согласно первой, распад СССР был вызван «подъемом национально-демократических движений в советских республиках, сперва в Прибалтике и Грузии, потом в Азербайджане и наконец на Украине». Владислав Зубок с этой версией категорически не согласен. По его словам, СССР, благодаря политике Михаила Горбачева, СССР задолго до августа 1991 года перестал быть тоталитарным и унитарным государством. Больше того, Горбачев, «отказавшись от применения силы, предложил всем республикам новый добровольный союз, где у них было бы больше прав, чем сейчас у членов Евросоюза».

    Насчет прав спорить не буду: какие права есть у членов ЕС, нам известно, какие могли бы быть на деле у членов задуманного Горбачевым союза – нет. Между прочим, в трех конституциях СССР прав у республик было тоже записано немало.

    О географии национальных движений в СССР и об отказе Горбачева от применения силы поспорю. В той или иной форме протестные национальные движения имелись едва ли не во всех союзных и автономных республиках. А «отказавшийся от применения силы», Горбачев применял ее в Казахстане, Грузии, Азербайджане, Таджикистане, Литве, Латвии… И жертвы такого «неприменения силы» тоже были. По тем вегетарианским времена немалые. Протестные национальные движения все эти «миролюбивые» действия Горбачева серьезно подхлестнули, но СССР прочнее не сделали и ушедшему в полную несознанку Горбачеву авторитета и любви не добавили. Лично для меня точкой невозврата стали события января 1991 года в Вильнюсе и Риге, под впечатлением от которых я окончательно разочаровался в Горбачеве и принял предложение о работе в команде Бориса Ельцина.

    Вторую версию, о том, что «России повезло, что в ней не пришли к власти националисты и реакционеры из КГБ», рассматривать не буду по двум причинам. Во-первых, в условиях молодой российской демократии к власти они, конечно, пришли, пусть поначалу и не повсеместно. Во-вторых, это случилось уже после распада СССР и отношения к нему не имеет.

    Третья версия – о том, что СССР был похоронен под руинами своих финансов и экономики. Ну и о чем здесь спорить: все так и было. Не знаю, держал ли Владислав Зубок в руках продуктовые карточки. Но я держал, и могу подтвердить: что к моменту распада СССР, экономики как таковой в стране не было. А финансы – не пели романсы, а выли в полный голос.

    «Не ясно, по какой причине Россия решила проводить свою реформу отдельно от других республик, а те – отдельно от России», – задается вопросом Владислав Зубок. По-моему, как раз ясно. С одной стороны, многие республики были дотационными. С другой, в массовом сознании жителей большинства республик доминировало представление о том, что они кормят всех остальных и потому прекрасно проживут в одиночку.

    И последнее, обвинять Гайдара в том, что его реформы и вообще «торжество независимости и демократии» создали «идеальную обстановку» для того, чтобы «грабить награбленное», на мой взгляд, недостойно.
    Наконец, четвертая версия. Она о том, что запоздалые и половинчатые планы Горбачева о перестройке СССР в какую-то мифическую «свободную федерацию независимых стран» были сорваны заговором ГКЧП. Совершенно с этим согласен. После провала путча, подготовку к которому Горбачев «не заметил», он лишился остатков авторитета и реальной власти в стране. Он «не уступил всю полноту власти Ельцину», как пишет Владислав Зубок. Нельзя уступить того, чего у тебя уже нет.

    Как очевидцу и участнику тех событий мне тогда казалось, что вернувшийся из Фороса Горбачев мог немедленно подать в отставку, рекомендовав на свой пост Ельцина. Популярность российского лидера была в том момент огромна, причем не только в РСФСР. Кто знает, стань он президентом СССР, может какие-то республики удалось бы сохранить в составе единого государства. Но получилось так как получилось. «Неблагодарный» Ельцин (с чего бы ему быть благодарным человеку, который его терпеть не мог и пытался изгнать из политики?) нашел общий язык с лидерами других республик. И СССР не стало. Вопреки популярным сегодня в России теориям заговора, на Западе к этому были, конечно, не готовы и совсем не рады. Но создание СНГ в итоге приняли как неизбежность, признав Россию государством-продолжателем СССР.

    Итоговый вывод прост: все «старые и примитивные» версии распада СССР, разве что кроме версии о «заговоре» лидеров советских республик, на поверку выглядят вполне убедительными. Тому, кто призывает придумать некую новую версию событий тех лет, впору и правда заняться литературой.

    Отдельный вопрос: каким образом постсоветская Россия постепенно превратилась в злобную и убогую карикатуру на СССР и еще Бог знает на кого.

    Многим сегодня хотелось бы свалить вину за эту трагическую трансформацию на первое поколение постсоветских политиков, далеко не все из которых выдержали испытание временем.

    Но все же ответ на вопрос следует, думается, искать в истории последних 16 лет существования постсоветской России. Очевидно одно: идеология, экономическая система и государственное устройство России себя в очередной раз исчерпали и перестройке не подлежат. Россия в глухом цивилизационном тупике. И плавный выход из него не просматривается.

    Дело может кончиться новой Смутой. Самое время возобновить тягучий спор о событиях 25-летней давности. О них сегодня можно безбоязненно сказать всю правду. И даже немного больше.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив