Поможет ли НАТО Украине?

    Ионас Охман: «НАТО в каком-то смысле — Страховая компания, а не Армия. Восточные партнёры должны это хорошо понимать»

    «НАТО и Запад вообще не заинтересованы воевать с Россией, скорее, переделать её в лучшую сторону. Но это для путинского режима, наверно, более ужасно, чем война», — заявил в интервью NR Baltija Ионас Охман — шведский кинорежиссёр, журналист и аналитик.

    В свете прошедшей на этой неделе в Брюсселе встрече глав МИД НАТО, где было заявлено о новых планах Альянса в связи с украинским кризисом, и сегодняшним Майданом в Киеве, где люди потребовали от президента Петра Порошенко прекратить перемирие с террористами на Донбассе и оперативно их разгромить, NR Baltija попросил Ионаса Охмана разобрать ситуацию, как НАТО должен действовать, если его союзнику грозит опасность:

    — Последняя встреча министров иностранных дел стран-членов НАТО, которая прошла 25 июня в Брюсселе, так и не дала чёткого ответа, Россия для НАТО — друг или враг? На Ваш взгляд, какой ответ на этот вопрос?

    — Сказал бы, Россия для НАТО не то чтобы враг, а враждебная сторона. Разница между словами есть. «Враг» определяет (безотзывное) состояние, а «враждебность» определяет (изменчивое) поведение. НАТО и Запад вообще не заинтересованы воевать с Россией, скорее, переделать её в лучшую сторону. Но это для путинского режима, наверно, более ужасно, чем война.

    — НАТО декларировал, что события в Украине и политика РФ заставили его поменять политику. Какая она будет, что принципиально изменится?

    — Повторюсь, НАТО ни сколько не заинтересован в военном, тем более открытом конфликте с Россией. Надо помнить из истории, что НАТО, неважно что об этом теперь пытается говорить Россия, был создан именно для защиты Западной Европы от СССР. Каждый год НАТО проводил маневры, которые были сконструированны как ответ на возможную агрессию. Например, ежегодные учения «Reforger» (Перековка), где США перевозила дивизию из Америки по морю. И этот принцип, думаю, кардинально не меняется, несмотря на данную ситуацию.

    Как показывает история периода пост-холодной войны, НАТО после 1990-го, в принципе, выполнила свой, если так можно сказать, «военный долг» (во первых перед США) в совсем других регионах мир, за исключением Югославии и, может быть, Северной Африки. И дальше перед США стоят огромные военные вызовы в других регионах мира. Европа для США — не военный приоритет. Европа должна сама «обеспечиться» безопасностью, и Европа это делает по-своему.

    Западная Европа и ЕС после второй мировой войны склонны использовать «мягкую силу». Речь идет, во-первых, о Германии, которая потихоньку в экономически-геополитическом смысле становится сильнее как никогда. Европа не охотно говорит о традиционной военной силе, она сегодня «воюет» по-другому.

    ЕС, в каком-то смысле, фактически начал процесс вступления Украины в ЕС, по-другому этот договор нельзя понимать. Запад применяет свою очень могучую «мягкую силу», против которой Россия не умеет и никак не может выступить на открытом бою, если сравнивать с ситуацией в восточной Украине. «Синие люди» гораздо более способны, чем «Зелёные». Конечно, НАТО — важная часть стратегии развития Европы на востоке. Необязательно в прямом, «железном» смысле как военная сила. Скорее всего, что не менее важно, как могучая военная структура, которая умеет говорить на языке, который Кремль понимает, если это нужно.

    НАТО здесь нужно понимать как символический гарант процесса. Или по-другому говоря, НАТО здесь действует как некая «Страховая Компания». Вообще я не уверен что, например для России, совершенно понятны «гибиридные» отношения между НАТО и ЕС и разделение ответственностей по делам европейской безопасности.

    Конечно, новая ситуация — это серьёзный вызов для НАТО. Естественно, она опирается на свою новую политику и она должна это делать, иначе она потеряла бы свою легитимность. Ну, политика военной безопасности — не всё, идут много процессов одновременно. И пока новые принципы взаимоотношений не определены, думаю, НАТО не готов полностью перегрузить отношения с Россией.

    — Украина является союзником НАТО. Альянс постоянно заявляет, что будет защищать своих союзников. Но сложилась такая ситуация, что Украина осталась одни на один в противостоянии с Россией. Аннексия Крыма «зелёными человечками» и «вежливыми людьми» не является ли той самой ситуацией, когда нужно защищать союзника? Та же самая история и с сепаратистскими новообразованиями... Дипломаты называют действия на востоке Украины — кризисной ситуацией. С точки зрения простых людей, там идёт война. Как то, что происходит в Донецкой и Луганской областях, называет НАТО?

    — Мне кажется, что ни Запад, ни Россия и даже Украина не могут, и, может быть пока не хотят окончательно «определить» этот конфликт. Можно посмотреть, как в публичной сфере на Западе называют всё это. Определяя ситуацию, СМИ чаще всего пишут — «Беспорядок в Украине» или похожее. Так например, самая главная газета Швеции «Dagens Nyheter» («Новости Дня») до сих пор определяет положение не как «агрессию России» или похожее. Конфликт на Западе представлен всё-таки как «проблема Украины» ... Как и в самой России, только по совершенно разным причинам.

    Но и это не всё. Даже сама Украина называет свои военные действия как «анти-террористическую операцию», а не как «Война против провокаторов России» или подобное этому. Хотя все хорошо понимают, что происходит, в дипломатическом смысле стараются говорить немножко осторожно.

    Думаю, это довольно типично для такого вида старого — нового конфликта. Безусловно есть элементы так называемой «Proxy War» (война чужими руками), ну, не совсем в классическом смысле, потому что стороны воюют по-разному. Одна сторона не хочет признать своё прямое участие, а другая не может прямо участвовать, потому что выбрала другой вид действия.

    Но — и это очень, очень важно — Украина ярко показала, что может фактически сама довольно успешно выступить против агрессора. Мне очевидно, что украинские вооружённые силы каждую неделю улучшают свои боеспособности. И как нас учит история, договоры не самое главное, самое главное то, что можешь за себя постоять.
    Лично я, когда вижу украинский флаг на блокпосту или на БТР-4 в военных действиях
    на восточной Украине, не могу не уважать решительности и способности Украины. Эти кадры очень важны для Украины, инфо-война идет жёстко, и, по-моему, Украина понемножку эту войну выиграет.

    _

    И пока ещё определяется название конфликта, сами военные действия несут важное значение в этом определении. Ждём осени, короче говоря. А если о людях... Да, там идёт реальная война, безусловно.

    — Можно ли ожидать, что на саммите Североатлантического альянса в Уэльсе, который намечен на сентябрь, будут изменены правила приёма новых членов? Одно из требований для стран, которые хотят вступить в НАТО — отсутствие территориальных споров. Современные реалии показывают, что это требование практически невыполнимо. Особенно для Грузии и Украины.

    — Не думаю, что там будут приняты какие-то новые правила по поводу новых членов. Там, как предполагается, слишком много моментов риска для НАТО, который, в первую очередь преследует свои интересы. Повторяю, НАТО в каком-то смысле — Страховая компания, а не Армия. Восточные партнёры — Украина, Грузия и т. д. и т. п. должны это хорошо понимать.

    — Можно ли ожидать, что в Уэльсе НАТО предложит Украине промежуточный вариант дорожной карты, как и Грузии? Или это надежда из области фантастики?

    — Да, это уже фантастика. Но это не значит, что там не будет каких-то не совсем типичных предложений. Могу представить себе, что, например, будут обсуждать разные виды продвинутой помощи и поддержки «ассоциированным партнёрам». Допустим, разработка принципов обучения, обмен инструкторами и т. д.

    Если позволить себя пофантазировать немножко, что конкретно возможно будут предлагать. Гммм... Чтобы это принесло не только реальную помощь, но и было символическим заявлением... Ну, может быть там кто-то, допустим,
    мог бы предложить ввести какой-то принцип «Ленд-Лиза» (lend- lease) к Украине, как это сделали США с Великобританией и СССР во время Второй Мировой Войны.

    Такое предложение, конечно, было бы для России очень больным. Так как это и в принципе, и в прямом смысле определило бы сегодняшнюю Россию, которую, я согласен, необходимо переделать чуточку в лучшую сторону.

    Таня Деккер
    Источник: NR Baltija
    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив