«Невидимый фронт» Йонаса Охмана

    Режиссер рассказал о своем фильме про «Лесных братьев»

    «Невидимый фронт» Йонаса Охмана «Невидимый фронт» Йонаса Охмана


    Вильнюс,08 Ноября (Новый Регион, Борис Варна) –  Малоизвестные страницы партизанского движения в послевоенной Литве перелистали авторы фильма «Невидимый фронт» (The Invisible Front) швед Йонас Охман (Jonas Ohman) и литовец Винцас Сруогинис (Vincas Sruoginis), выросший в США, — пишет Голос Америки.

    При поддержке американского продюсера Марка Джонсона (Mark Johnston), шведа по происхождению, они впервые столь подробно рассказали о судьбах Йозаса Лукши и его соратников, которых называли «лесными братьями», и о тех, кто им противостоял в жестокой схватке — спецподразделениях НКВД.

    Документальный фильм-исследование, получивший премию публики на международном кинофестивале «Павасарис» в Вильнюсе, с 7 ноября демонстрируется в Нью-Йорке, через неделю выйдет в Чикаго, а через две — в Лос-Анджелесе, после чего будет показываться в других городах США.

    Когда Советский Союз оккупировал Литву в 1940-1941 годах, литовцы практически не оказали сопротивления и все равно сполна вкусили сталинской плетки. В 1944 году советские войска вновь заняли Литву. Но на этот раз литовцы решили дать бой: десятки тысяч молодых парней и девушек ушли в леса, где сформировали партизанские отряды. Сталинская политика в Литве была предельно жестокой: 300 тысяч литовцев были сосланы в Сибирь и заключены в концлагеря. А общее число убитых советскими войсками «лесных братьев» в Литве превышает 22 тысячи человек.

    С режиссером Йонасом Охманом по телефону побеседовал корреспондент Русской службы «Голоса Америки» Олег Сулькин:

    Олег Сулькин: Почему вы заинтересовались этой темой?

    Йонас Охман: В 1990 году, будучи студентом, я первый раз, полулегально, попал в Вильнюс. Меня поразил энтузиазм литовцев в их стремлении к независимости. У меня появились там хорошие друзья. И когда спустя много лет я познакомился с Винцасом (Сруогинисом), живущим в Нью-Йорке, я предложил ему снять этот фильм.

    О.С.: Лично я с этой темой знаком очень давно, — по замечательному фильму «Никто не хотел умирать». И хотя он был снят с советских позиций, атмосфера раскола литовского общества и ощущение грозной силы, противостоящей советской власти, были переданы чрезвычайно убедительно. Вам знаком этот фильм?

    Й.О.: Да, я его, конечно, видел. Думаю, что среди игровых это лучший фильм на тему балтийского сопротивления. Мои российские друзья считают, что именно эта картина стала главным источником информации о партизанской войне, которую много лет, вплоть до середины 50-х, вели против советского оккупационного режима народы балтийских стран. Ведь сам факт такой войны упорно замалчивался властями, и военнослужащим НКВД строжайше запрещалось рассказывать о ней даже своим близким. Поэтому солдаты спецчастей, подавлявшие сопротивление в республиках Прибалтики и Украины, назвали ее «невидимой войной», «невидимым фронтом». Мы это меткое название взяли для своего фильма.

    О.С.: Помимо свидетелей тех уже давних событий, какими еще источниками вы пользовались?

    Й.О.: Мы много работали в архиве ЦРУ, который является частью Национального архива в Вашингтоне. К периоду с конца 40-х до начала 50-х годов относится огромное число материалов по литовскому сопротивлению. Кстати, по Литве в архиве примерно в двадцать раз больше материалов, чем по Эстонии и Латвии, что говорит о масштабах партизанской войны, развернувшейся там. Интересные материалы мы нашли в бывшем архиве КГБ в Вильнюсе. Обращались и в российские архивы, то там под разными предлогами нам отказали.

    О.С.: Почему именно Литва стала эпицентром столь отчаянного сопротивления советскому режиму?

    Й.О.: Сильная национальная идентичность литовцев основывается на большом опыте государственности, уходящем в старину. Литовцы держались довольно независимо, когда пришли немцы, и фактически не воевали на стороне Гитлера. Литва менее урбанизирована, чем ее балтийские соседи, здесь было много деревенского населения, которое поддерживало и укрывало партизан.

    О.С.: Фигура Йозаса Лукши оказалась центральной для вашего фильма. Почему?

    Й.О.: Судьба Лукши героична и трагична одновременно. Он был одним из самых харизматичных лидеров «лесных братьев». Этот бывший студент, изучавший архитектуру, проявлял недюжинное бесстрашие. Ему удалось чудом уйти за границу. В Париже Лукша полюбил девушку-литовку и женился на ней. Но он опять отправился в родную Литву на «невидимый фронт», сделав свой окончательный выбор, что и предопределило его трагическую судьбу.

    О.С.: Вы даете слово в фильме бывшему «лесному брату», принимавшему участие в подготовке засады НКВД, в которую попал Лукша. Как вам удалось убедить его так откровенно раскрыться?

    Й.О.: Пару лет назад я сделал другой фильм об убийцах-предателях, которых советские спецслужбы привлекали к организации тайных операций против партизан. Они их большей частью рекрутировали из рядов литовского подполья. А откровения предателя я взял из существовавшей съемки, сделанной в начале 90-х. Его самого уже нет в живых.

    О.С.: Один из таких литовских помощников НКВД говорит в фильме уважительно и даже восторженно о Лукше. Меня это несколько удивило: разве они не были по разные стороны фронта?

    Й.О.: Вы должны понимать специфику национального литовского самосознания. Вокруг Лукши возник такой героический ореол, что даже его противники признают в нем пламенного патриота Литвы, редкого по силе, отваге и самоотречению борца за независимость своей страны. Кроме того, многие литовцы вынужденно выбирали путь коллаборационизма — из самых разных побуждений. А потом каялись и начинали вести себя как подлинные патриоты. Более того, в одно и то же время человек мог совершать разнонаправленные поступки, отражающие буквальное раздвоение личности. У многих литовцев именно такое двойственное самосознание.

    О.С.: Как, по вашим впечатлениям, в Литве относятся к бывшим коллаборантам?

    Й.О.: В Литве решили никому не мстить. Здесь возобладала идея прощения. Вина лежит на слишком многих. Хватит горя и крови, жертв уже и так много в истории этого страны. Я не могу припомнить случая, когда кого-то здесь наказали за соглашательство, за коллаборационизм. И люстрация, насколько я знаю, минимальна.

    О.С.: Помимо работы в кино вы возглавляете благотворительный фонд «Сине-желтые»...

    Й.О.: Я создал это общество в Литве, чтобы помогать Украине отстаивать ее независимость. Мы посылаем разным подразделениям украинской армии — спецназу, морпехам, батальонам волонтеров, отрядам «Айдар» и «Сармат» — обмундирование, спальники, обувь, печи-буржуйки, генераторы, ночную оптику и многие другие вещи. Я только что приехал из Донецка, впечатлений масса. Главное ощущение — мы обязательно должны в этой войне победить. Если не победим, империалист Путин пойдет дальше, а следующие — мы, прибалты. В отличие от фронта Лукши и его соратников, этот фронт очень видимый.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив