Несовместимые с жизнью шаги Россия сделала год назад

    Агония

    Несовместимые с жизнью шаги Россия шаги сделала год назад Несовместимые с жизнью шаги Россия шаги сделала год назад


    Москва — Вильнюс, Июнь 28 (Новый Регион, Игорь Яковенко) — События и даты последних дней: Армения, смерть Евгения Максимовича Примакова, поддержка Мосгордумой идеи коммунистов вновь водрузить Дзержинского на Лубянке, и, наконец, годовщина 19-й партконференции и наступающее на грядущей неделе 25-летие последнего 28-го съезда КПСС, — все это сплелось в один клубок, включивший обратный отсчет времени, возвращающий туда, к событиям конца 80-х — начала 90-х, когда СССР и его главный стержень, КПСС, уже фактически умерли, но еще не знали об этом и продолжали деловито и порой весьма важно и торжественно функционировать.

    27 лет назад, 28 июня 1988 года начала свою работу 19-я партконференция, которая запустила процесс самоликвидации КПСС и распад СССР. За год с небольшим до этого, в январе 1987 года пленум КПСС объявил курс на гласность и смягчение цензуры в СМИ, разрешил кооперативы и совместные предприятия в экономике, и «новое мышление» во внешней политике.

    Было издано все то, за что раньше сажали: весь Солженицын, Пастернак, Замятин, Гроссман, Булгаков, Платонов. На экранах шел фильм «Асса», в котором звучала песня группы «Кино» на слова Цоя: «Мы ждем перемен», ставшая гимном части молодежи. По телевизору шли «Взгляд» и «12-й этаж», в которых говорили и показывали совсем не то, что в программе «Время».

    В декабре 1988 года была принята конституционная реформа, ядром которой стали выборы на альтернативной основе. Это было то, чего в стране не было никогда с 1918 года, то, что было в принципе несовместимо с существованием СССР и КПСС в том виде, в котором эти два динозавра существовали. Это хорошо понимали старые партийные кадры, рупором которых стала Нина Андреева с ее манифестом «Не могу поступаться принципами», опубликованном в «Советской России» 13.03.1988.

    Горбачев и его окружение запустили процесс пересаживания страны с телеги на автомобиль, но при этом очень хотели сохранить систему управления в виде кнута и вожжей и очень сердились, когда это кустарное детище горбачевского конструктивизма почему-то не слушалось, временами ехало боком, или задом наперед, а потом и вовсе начало разваливаться на глазах своих конструкторов.

    Первые трещины пошли еще в 1986, с событий в Алма-Ате, после вполне идиотской попытки навязать Казахстану в качестве лидера товарища Колбина, в биографии которого никакого казахского орнамента невозможно было углядеть даже с помощью микроскопа. Потом, в феврале 1988 года взорвались Армения с Азербайджаном, сдетонированные проблемой принадлежности Нагорного Карабаха, затем был апрель 1989 в Тбилиси. Число жертв шло уже на сотни.

    Прибалтика деловито паковала чемоданы. «Саюдис» в Литве и народные фронты в Эстонии и Латвии, поддержанные большинством населения, уже строили новую государственность независимых республик, все меньше внимания обращая на ту безжизненную скорлупу, в которую в этих республиках превращались партийные органы. 

    Команды из центра в Прибалтике уже просто не воспринимались, в других республиках их слышали с трудом, а исполняли через одну.



    В этой ситуации команда Горбачева, вместо того, чтобы хотя бы попытаться управлять этой странной машиной с помощью руля и тормозов, все пытались починить поломанный кнут и придумать новую конструкцию вожжей, бесконечно обсуждая, как с помощью этой обновленной системы управления партия сможет замечательно управлять страной.

    На 19-й партконференции был дан отпор попыткам создания альтернативных партий и даже фракций внутри КПСС. Было принято вполне самоубийственное решение о совмещении постов первых секретарей КПСС и председателей советов.

    Выборы народных депутатов СССР 1989 года, проведенные на альтернативной основе, вернули в политику изгнанного Горбачевым Ельцина и привели туда Сахарова, Юрия Афанасьева, Дмитрия Лихачева, Егора Яковлева, Собчака, Станкевича, и еще две с половиной сотни людей, которые впоследствии объединились в Межрегиональную депутатскую группу. Трансляции съездов народных депутатов СССР стали главным зрелищем, а легитимность и популярность самих депутатов оказалась неизмеримо выше легитимности и популярности партийных руководителей.

    В свете того, что сейчас происходит с путинской Россией, интересно и поучительно листать подшивку журнала «Известия ЦК КПСС» за 1991 год. Вот номер 6 (июньский). Передовица секретаря ЦК Юрия Алексеевича Манаенкова под названием «Крепить наше единство». Человек пишет о том, что в подведомственной стране «скудные прилавки, разрыв хозяйственных связей, дефицит, преступность и национальные потрясения». Кроме того, этот секретарь ЦК Манаенков сообщает, что «имеет место добровольный выход из партии, который за 1990 г. составил 1,8 млн. человек, прекратили деятельность пятая часть цеховых парторганизаций, половина партийных групп». Потом Манаенков жалуется, что «в некоторых республиках, областях партийные организации работают в «осадном» положении, вытесняются из трудовых коллективов».

    Этот номер журнала подписан в печать в мае, а сдан в набор в апреле 1991 года. До фактической смерти КПСС и СССР оставалось 5 месяцев, а до официальной регистрации смерти — 8 месяцев. И вот один из руководителей правящей партии сообщает, что «процесс этот (тот, что он описал выше) носит болезненный характер. Но он излечим. И лучшее лекарство сейчас — это решительное организационно-политическое укрепление КПСС на надежном фундаменте организованности, дисциплины, активности, инициативы коммунистов, их ответственности за судьбу партии».

    Люди, привыкшие править конным экипажем с помощью кнута и вожжей, а также призывов: «но, пошла, родимая!» и «тпру, окаянная!», попытались теми же методами управлять автомобилем. Секретарь ЦК Манаенков пытается перечислить и систематизировать те междометия, с помощью которых он уверен, можно сохранить КПСС у руля страны. Для этого надо: «в центр всех усилий поставить первичные организации»; «сформировать правильное отношение в первичных партийных организациях, у коммунистов к новому Уставу КПСС»; «повседневно, упорно, системно как общепартийное дело жизненной важности вести пополнение КПСС свежими силами», «по-новому подойти к пополнению рядов КПСС за счет молодежи, искать неординарные пути к сердцам юношей и девушек», и еще, наконец, «нужно организационно подобраться». Да, и чуть не забыл, Манаенков потребовал «финансово укрепить партию». Вот, собственно, и весь набор мер, необходимых для партийного счастья. Возможно, для КПСС было бы полезнее в этот период заменить весь аппарат ЦК КПСС — группой шаманов с бубнами. Шансов на спасение было бы намного больше.

    При всем уважении к памяти Егора Тимуровича Гайдара, никогда не разделял его экономического детерминизма, который в том числе выразился в его убеждении в том, что СССР сгубило падение цен на нефть и развал построенной на нефти экономики.

    Убежден, что ни экономический кризис, ни пустые полки сами по себе не вызвали бы распад советской империи, внутри которой не было необходимого протестного потенциала.



    Не было и точек роста для возникновения этого потенциала, а те, что были, легко подавлялись вполне локальными репрессиями. Если бы не историческая случайность на мартовском пленуме ЦК КПСС 1985 года, и следующим после Черненко стал, например, Романов или Гришин, то и сегодня страна жила бы под властью очередного генсека. Да, СССР сегодня точно не был бы второй экономикой мира, и вполне возможно, не смог бы удержать некоторые страны Варшавского договора. Почти наверняка во внутренней политике пошло бы движение в сторону КНДР, но, скорее всего, без крайностей, присущей этой замечательной стране.

    Аналогия с сегодняшней Россией, при всем различии укладов, размеров и персоналий в том, что такие режимы как СССР и путинская Россия нельзя трогать, иначе рассыплются. Они не подлежат реформированию, а только демонтажу, сознательному, или стихийному. Горбачев хотел перестроить СССР, сохранив управление со стороны КПСС. СССР умер вместе с КПСС.

    Путин имел 100%-е шансы умереть в глубокой старости на посту президента гигантской бензоколонки. Трансформация бензоколонки в летающую боевую колесницу Великой Империи «Русского мира» запустила процесс самоликвидации данного устройства. Выпустив наружу имперское самосознание народа, Путин уже не только не хочет, но и не может остановить это безумие. Он уже не в силах, даже если бы и захотел, остановить начатую им войну в Украине. Не в его силах остановить истерию ненависти в СМИ. Даже референдум по восстановлению памятника Дзержинскому, объективно не выгодный власти, поскольку он неизбежно выльется в публичную дискуссию о природе власти нынешней, и то приходится разрешать.

    Риторика Путина и его окружения все больше напоминает риторику вождей КПСС конца 80-х, начала 90-х годов. Это все больше камлания, а не членораздельная речь. Не могут сформулировать, поэтому ограничиваются междометиями и жестикуляцией.

    Безответственно прогнозировать продолжительность агонии. СССР после того, как были совершены несовместимые с его жизнь шаги, агонизировал три года. Несовместимые с жизнью России шаги были совершены год назад...

    Оригинал

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив