Литовский бизнесмен не побоялся инвестировать в Украину

    Врачи его клиники восстановили зрение десяткам раненных военных

    Литовский бизнесмен Олег Ковригин не побоялся инвестировать в Украину Литовский бизнесмен Олег Ковригин не побоялся инвестировать в Украину


    Вильнюс, Август 28 (Новый Регион, Таня Деккер) — Сейчас в Украине довольно сложная экономическая ситуация. АТО, попытка провести реформы, демонтаж старой и строительство новой систем управления — не делают Украину привлекательной для инвесторов.  Олег Ковригин — литовский бизнесмен белорусского происхождения, в начале этого года года открыл в Киеве крупнейшую в Восточной Европе глазную клинику «Британский офтальмологический центр». Инвестиции в проект составили более 20 млн. евро. В ближайшие 5 лет планируется инвестировать еще около 100 млн. На данный момент клиника Ковригина — один из самых серьезных и крупных проектов украинской частной медицины.

    НР-БАЛТИЯ В СОЦСЕТЯХ:

    С Олегом мы познакомились в Вильнюсе. О нем я узнала от украинских дипломатов и волонтеров, помогающих украинской армии. Олег и врачи его клиники помогают раненным в АТО украинским военным. О том, как получилось, что он стал помогать раненым бойцам, не жалеет ли, что сделал крупные инвестиции в Украину в это нестабильное время и многом другом, мы поговорили в его вильнюсской клинике «Новое зрение»:

    — Олег, когда Вы открывали клинику в Киеве, опасений не было, что из-за войны на Донбассе могут возникнуть проблемы с развитием предприятия?

     — Я начинал работать в Украине 2 года, когда войны еще не было. Строительные работы начались до Майдана. Мы выкупили старинное 5-ти этажное здание в центре Киеве, в 100 метрах от Бессарабки, и полностью его реконструировали. Когда отделочные работы уже были завершены, начался Майдан. Наша клиника оказалась почти в центре событий. До сих пор помню февральские дни, когда начался расстрел. Мне звонят строители и спрашивают, что делать? У нашего здания лежали 4 тела...И как раз в это время пришло оборудование для клиники.

    — Не было тогда желания остановить работы и подождать лучших времен? Или вообще закрыть проект?

    — Нет, проект закрывать я не хотел. В него уже тогда, не считая моих нервов, было вложено более 20 млн  евро. Во-первых, покупка здания, потом полная реконструкция (проект делал сам), новейшее оборудование из Японии, Германии, США, обучение специалистов... Опасения, конечно, были. Тогда никто не знал, как будут разворачиваться события. Иностранные специалисты, которые должны были работать в Киеве, тогда отказались приезжать.

    — Испугались?

    — Конечно. Весь мир знал, что происходит в Киеве. Специалисты знали, где находится наша клиника и что она — в непосредственной близости от Майдана. Была даже такая интерактивная карта, где и сколько погибших. В 98 метрах от нас были убиты люди. В общем, с иностранными специалистами возникли большие проблемы.

    — А в клинике во время  Майдана ничего не произошло?

    — Нет, Бог обнес. Всё обошлось. Помещения не пострадали. Кстати, ребята — строители после работы и во время обеда ходили на Майдан. Каждый день.

     — А Вы?

    — Конечно, был. Всё сам видел. Многое видел.

    — А потом?

    — Завезли оборудование, мебель. Начали работать. Сейчас это один из самых крупных офтальмологических центров Европы.

    Иностранные специалисты приехали?

    — Не сразу, но приехали. Сейчас к клинике работают 12 иностранцев из Литвы, Германии, Великобритании, Беларуси, остальные — местные.

    — Большой штат?

    — 120 человек. К тому же у нас постоянно проводятся онлайн консультации со специалистами из других клиник нашей сети. В нашей сети, кстати, сейчас работают около 800 специалистов высокого уровня. Все просто, мы интерактивны. Вот я здесь с вами разговариваю и могу видеть, что и в какой клинике у меня происходит. Могу показать в режиме реального времени Киев. (Олег показывает на экране компьютера киевскую клинику, одновременно рассказывая, что и как было сделано и где, какое оборудование стоит). Это лучшая клиника нашей сети.

    — А сколько их?

     — Вместе с киевской 15. У меня клиники в Великобритании, Норвегии, Литве, в Беларуси — 5 клиник. (Олег показывает фото из разных стран).

    — В Ваших клиниках интересный дизайн. Совсем не похож на традиционный больничный. Не страшно, в общем.

    — Сам все придумываю. Хочу, чтобы было максимально комфортно и пациентам, и персоналу. Я же специалист по интеллектуальному проектированию медицинских учреждений, потому в наших клиниках все максимально комфортно.

    — Олег, о Вас и о вашей клинике здесь, в Литве, очень много говорили украинцы, которые сюда приезжали по волонтерским делам. Рассказывали, что ваши врачи чудеса делают. Одному военному, раненному на Донбассе, не только глаз спасли, но почти полностью зрение восстановили.

    — Да, было такое. Это военного зовут Николай. Его привезли в Вильнюс в тяжелом состоянии. Операция длилась 2 часа. То, что сделали врачи, называется авторская хирургия. Николаю не только глаз как орган спасли, но и зрение сохранили на 50%. Да, это можно назвать чудом.

    Николая мы лечили и оперировали за свой счет. Ни копейки не взяли. Да и у него самого денег на такое сложное лечение не было. Откуда ему взять-то? Он обычный рабочий лакокрасочного завода из Сум. Зарплата у него 200 долларов. Его история простая: он оказался в АТО по призыву, чуть ли не в первый день его контузило, у него была сложная травма глаза. Врачи из глаза достали осколков в общей сложности — на половину обручального кольца хватит. Представляете?! И он сейчас видит!

    Помните в Минске был теракт в метро? Мы оперировали женщину, которая пострадала в том теракте. Была тяжелая травма. У нее из глаза врачи достали тогда маленький кусочек фольги. Нам тогда казалось, что мы сделали невероятное. А здесь осколков в глазу — на половину обручального кольца...

    — Военные травмы сильно отличаются от тех, которые люди могут получить в обычной, мирной жизни?

    — Скажу так: у военных много динамических травм. Они очень тяжелые. Не буду сыпать медицинскими терминами, объясню проще. Любой орган человека предназначен для выполнения той или ной функции. Глаза человека предназначены, чтобы смотреть на мир. Они не предназначены для того, чтобы по ним били лопатой. На войне от взрывной волны сильно страдают глаза. Сила удара волны такая, как примерно, если взять и ударить человека лопатой или большой гирей по глазу.

    — А много обращений в связи с войной?

    — Да, много. К нам обращаются родственники, знакомые раненных. Было и такое в начале войны, когда приходили люди в военной форме с шевронами каких-то военных отрядов и говорили, что мы их должны лечить.

    — Должны?

    — Прямо так и говорили — должны. Но потом к нам обратилось официально Министерство обороны Украины, они составили список и мы стали оказывать помощь. Наша клиника оказала помощь 10 военнослужащим. Мы не можем всех бесплатно лечить, у нас ведь коммерческая структура — есть свои ограничения.

    — А те 10 военных за чей счет лечились у вас?

    — За наш. Мы сами все оплатили.

    — Много?

    — В среднем одна не слишком сложная операция обходится в 2000 долларов. Я говорю не об обычной коррекции зрения, а об операциях травм, полученных во время военных действий.

    Хочу сказать, что во многом успешность операций зависит от времени. Глаз — очень хрупкий орган. И если есть повреждения, то надо в максимально короткий срок сделать операцию, чтобы сохранить человеку и глаз, и зрения. Иногда важны минуты.

    Что касается украинских военных, которых мы лечили, то здесь, конечно, надо отдать должное дипломатам из посольств Литвы в Киеве и Украины в Вильнюсе. У некоторых военных с собой не было вообще никаких документов, не говоря о загранпаспортах с шенгенской визой.

    Литовские дипломаты  в Киеве всё делали очень быстро, а украинский дипломат Дмитрий Донской сам лично организовывал необходимые справки для того, чтобы военных оперативно отправили на лечение в Литву.  Благодаря этим людям, раненные бойцы смогли достаточно оперативно получить медицинскую помощь в Литве.

    — Олег, Вы прежде всего коммерсант и для Вас важна прибыль. Мысли возникали, что ваша клиника не должна никому помогать бесплатно?

    — (Олег задумался). Нет, как-то всё так получилось, что даже времени думать об этом не было. Когда человека надо спасать, то о каких деньгах может идти речь? Вот перед тобой человек с ранением. Первое, что приходит в голову, какую операционную приготовить. Вот я такой, и врачи наши такие.

    — Сейчас, насколько я поняла, ваша киевская клиника уже полностью работает, операции можете делать в Украине, если что?

    — Да, мы работаем и предоставляем услуги в полном объеме. У нас специалисты и оборудование такого  уровня, что мы может вылечить примерно 900 глазных заболеваний. Я же говорю, что киевская клиника — лучшая в нашей сети и самая крупная в Восточной Европе.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    21 Мая

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив