Литовские власти отказывают в гражданстве даже тем людям, о которых мечтают

    Несправедливость

    Виктор Воронцов (Viktor Voroncov) Виктор Воронцов (Viktor Voroncov)


    Виктор Воронцов (Viktor Voroncov) приехал в Литву из России, здесь со своей семьей он живет уже более 10-ти лет. Его трудно отличить от обычного литовского гражданина: говорит по-литовски, повседневные и бизнес интересы связаны с Литвой, своё будущее тоже видит только здесь,  уезжать на заработки никуда собирается – сам много лет приводит инвесторов в страну.

    Виктор – идеальный представитель того типа гражданина страны, о котором мечтают литовские власти и о  котором они бесконечно говорят, когда речь заходит о галопирующей эмиграции и о том, чем завлечь и как вернуть назад уехавших граждан. Виктора ничем завлекать не нужно, он работает,  развивая и вкладывая в Литву свои силы, и собирается это делать дальше.

    Но есть одно «но». Виктор – не гражданин Литвы. Он два раза подавал прошение на получение гражданства и получал  отказ. Последний раз это произошло месяц назад. Что он почувствовал, когда власти страны, которую он считает своей, которую любит и в которой давно живёт, говорит — «Нет, Виктор! Нам такой гражданин, как ты,  не нужен» — думаем, объяснять не нужно.

    NEWSROOM пообщался с Виктором и он рассказал нам свою историю:

    NR: Виктор, откуда Вы родом и как оказались в Литве?

    В.В: Я родился и вырос в Калининграде. В 1983 году поступил в Московский Полиграфический Институт, окончил его по специальности инженер-механик в 1990 году. До 2004 года у меня был свой бизнес в Москве, но затем я принял решение переехать в Литву. В то время требования к получению вида на жительство были не такими драконовскими, как сейчас. Приехал, купил ЗАО (UAB), получил первый ВНЖ на основании бизнеса, тут же перевез семью и началась моя жизнь в Литве. В 2011 году получил постоянный ВНЖ в Литве. После кризиса 2008-2010 годов, когда накопилась усталость, решил свой бизнес продать, и с 2011 года работаю руководителем балтийского офиса крупного немецкого промышленного концерна.

    NR: Трудно ли было интегрироваться в новой стране и как это – чувствовать себя иммигрантом?

    В.В: Я никогда в Литве не чувствовал себя иммигрантом. Может быть, потому что я родом из Калининграда, еще в детстве часто ездил в Вильнюс, на Косу. Да и в классе у меня было всегда 3-4 литовца.

    Перед тем, как переехать в Литву на постоянное место жительство, я и моя семья несколько раз проводили отпуск в Паланге и Друскининкай. И мне было здесь комфортно. С первого дня переезда в Литву я чувствовал себя своим. Страна открыта образованным иммигрантам, которые что-то дают взамен возможности начать новую жизнь.

    Ну и язык, конечно, это очень важно. Я начал учить его самостоятельно, смотрел новости по всем литовским каналам, потому что дикторы правильно произносили все слова.

    Читал Делфи с бумажным словарем – на маленькую статью тратил полчаса, словарь через полгода использования выглядел как антикварная книга. Слушал «Radio Pūkas» — тут мой подвиг только литовцы могут понять.

    И где-то через полгода я сказал себе, что с сегодняшнего дня я всегда начинаю говорить в общественных местах по-литовски. Как сейчас помню – я пришел в ИКИ-Эглуте на Антакальнисе и начал на очень ломаном литовском покупать фарш. Продавщица сразу сказала мне, что она хорошо говорит по- русски, но я стоял на своем и завершил все-таки общение на литовском. Очень помогали друзья – я с некоторыми поддерживаю связь с 2004 года. Мне интересна литовская культура и история, я объездил всю страну, очень часто я пытаюсь влезть в «шкуру» литовца, понять как он думает, что он сделал бы на моем месте, и это очень сильно помогает в бизнесе.

    Конечно, я не идеален, за 13 лет проживания в Литве были моменты, когда мне можно было сказать -  «ты приехал в чужую страну, веди себя по-другому», но я никогда не слышал этого от окружающих. Вот за это я ценю Литву, поэтому и не чувствовал, и не чувствую себя иммигрантом. Литва – моя страна.



    NR:  Как менялся Ваш круг общения за 13 лет проживания здесь?

    В.В: Мне повезло, у меня с первого дня в Литве и странах Балтии было и есть много друзей. Разных – простых строителей и директоров компаний, литовцев, поляков, русских, эстонцев, латышей, из Вильнюса, их Рокишкис, из Кохилы, из Сигулды. Есть друзья, которые уехали из Литвы работать за границу, есть те, кто вернулся в Литву после нескольких лет работы за рубежом, есть друзья — госчиновники и друзья,  которые не любят Литву. Чаще всего наша дружба начинается по работе, но потом продолжается, несмотря на то, что пути в бизнесе расходятся.

    Я стараюсь понять и принять мнения и убеждения каждого, но вот с русскоязычными «старыми» жителями стран Балтии общение у меня не складывается. И основной причиной является разный взгляд на перспективы жизни здесь. Мне Литва дала шанс начать жизнь второй раз, я им воспользовался и благодарен за это. А  те  — «старые» прибалтийцы,  привыкли читать мантру: «здесь все плохо, меня дискриминируют за то, что я русский, швогера у меня нет, изменить ничего нельзя, меня не ценят». На мое предложение что- то поменять в своей жизни, уехать в Россию, которая многим кажется землей обетованной, ну или в Англию, на крайний случай, в ответ звучит еще более стандартный плач –  «я здесь родился, буду дальше страдать на диване и в комментариях РуДелфи».

    Если бы у меня был менталитет «старых» русскоязычных, то я бы жил в картонных коробках под мостом, наверное. Я своей историей разрушаю все объяснения «старых русских» о причинах их плохой жизни:

    - «Без швогера никак» – но у меня нет швогера

    - «Если русский – все тебя дискриминируют и ничего ты не добьешься» – но я директор компании, русский по национальности, да и вообще иммигрант-гастарбайтер.

    - «С такой фамилией будешь только улицы мести» – но я регулярно участвую во встречах с министрами и другими чиновниками, выступаю там, несмотря на мой далекий от совершенства литовский язык.

    - «В Литве все разрушили, ничего нет, только минималку платят» – но в нашей фирме оборот увеличивается на десятки процентов в год и зарплата в три раза больше средней.

    Единственным положительным моментом в этой ситуации является понимание того, что число нытиков все-таки уменьшается, молодое поколение русскоязычных более патриотично по отношению к Литве, пробивное, мультикультурное, имеет больше перспектив. У меня вообще очень много друзей и знакомых, которые намного младше меня. Вот они – будущее Литвы, которое не несет комплексов их родителей. 

    NR:  Какое ваше мнение о новой волне эмигрантов в Литве?



    В.В: Может быть я скажу слишком сильно, и многие граждане Литвы этого не примут, но это те люди, которыми Литва будет гордиться через 10-20 лет. Я всегда помогал русским, белорусам, украинцам, которые переезжали в Литву. Чаще всего это какие то советы, консультации, иногда получались небольшие совместные бизнес-проекты. Новая волна русскоязычных мигрантов в Литву – образованные, успешные, состоявшиеся люди. Иммиграция в Литву сейчас – это достаточно сложный процесс, который требует инвестиций и ума. Выстоять первые пять лет, необходимых для получения постоянного ВНЖ, могут только бойцы, оптимисты и пахари. Что мне больше всего импонирует в «новых русских литовцах» — это то, что они сразу же, с первых дней проживания в Литве, начинают учить литовский язык. Не стесняются говорить на нём, достаточно быстро достигают уровня, достаточного для общения с местными; у них сразу же появляется много друзей среди литовцев. Их дети ходят в литовские детские сады и школы, но, в то же время, в семье очень сильны традиции правильного русского языка. Как мне кажется последние 20 лет Литве не хватает современных Балтрушайтиса, Карсавина, Чюрлёниса, Добужинского. Да, есть у нас Роза Давыдовна Диментова и Сольвейга Прановна Валаткайте, перед которыми я просто преклоняю колени, которые делают для Литвы намного больше, чем многие другие госслужащие, но обществу нужны сближающие авторитеты, философы ранга ушедшего от нас Леонидаса Донсковаса.

    Ну и традиционные камни в огород литовских законодателей. Хотелось бы видеть долгосрочную, продуманную, гибкую миграционную политику в стране. Реформа 2014 года, по сути своей введенная задним числом, вытолкнула из страны большое количество людей, которые поверили Литве, приехали сюда, начав маленький бизнес, платя налоги, взяв на работу одного-двух человек. И в один прекрасный день государство поменяло условия, на которых они приехали в страну. Можно же было сохранить хотя бы для уже получивших ВНЖ условия на которых они подавались?

    Сейчас каждый год что-то меняется в условиях продления ВНЖ. Как это влияет на сам бизнес, кто нибудь думал? Я высоко ценю, что делает правительство, министерство экономики, Invest Lithuania для того, чтобы привлечь в страну крупных инвесторов, стартапы. Но давайте посмотрим со стороны – где все стартаперы:  В Вильнюсе или Каунасе. Что они едят – лайки из Инстаграма, а живут в клаудах? В туалет не ходят? Что они вкладывают в ВВП страны? Количество гигабайтов, скачанных в бесплатном вай-фае и чашек кофе? Как они привязаны к Литве? Никак! Завтра Болгария вступит в Шенген, предложит лучшие условия для получения ВНЖ, и все эти бородатые стартаперы в клетчатых рубашках будут делать селфи с министром экономики Болгарии.

    Мы организуем выездной прескрининг для иммигрантов из Сирии и Ирака, которые приезжают и тут же уезжают в Германию и Швецию, а в то же время украинцы, живущие в Акмянском районе, ничего не просящие от государства, более того – делающие реальный бизнес с «грязными» руками, платящие налоги, учащие литовский язык, искусственно выталкиваются из страны. Дайте им время – они поднимутся и дадут работу гражданам Литвы, вдохнут жизнь в умирающие маленькие поселки и хутора.

    Что лучше для пенсионера из Скуодаса – вообще не иметь врача в городе или иметь врача, с которым можно договориться на языке, который он еще не забыл, который учит литовский, который благодарен Литве за возможность жить без выстрелов над головой?

    Почему мы точечно не привлекаем научные кадры из стран из СНГ с их наработками? Если кто-то хочет поговорить о пятой колонне, так давайте говорить правду — она есть в Литве, причем из людей с литовскими паспортами. При этом я не встречал ни одного иммигранта, который бы не был лоялен Литве.

    Ведь в истории Литвы уже были периоды, когда страна в сложное время давала кров и караимам, и староверам, и евреям. И все они становились патриотами Литвы.

    NR:  Что для Вас Литва сейчас? Родина?



    В.В: Когда разговор заходит о таких материях, как Родина, то очень трудно избежать высоких слов. Родина для меня был и останется Калининград – город, который я люблю, по которому скучаю. Родина — это Россия , где я стал тем, кем являюсь сейчас. Но мой дом – Литва. Это очень трудно это осознавать, еще труднее говорить об этом, но вот так получилось. Литва меня приняла, дала шанс на новую жизнь, и как мне кажется, я его не упустил. И теперь я пытаюсь отдать Литве свои долги. Помог привлечь в страны Балтии более 12 млн евро зарубежных инвестиций, из них в Литву 8 млн. С 2011 года в компании, которую я возглавляю, создано 11 рабочих мест, почти все работники – до 30 лет, средняя зарплата в компании 1700 евро в месяц, платим около 0,6 млн евро в год налогов, в 2014 году мы получили награду Министерства социальной защиты и труда за превенцию молодежной эмиграции и вовлечение в трудовой рынок молодежи из групп риска, в 2015 году наша фирма получила награду «Успешное литовское предприятие». Я чувствую себя в Литве своим, и очень многие удивляются, узнавая, что я иностранец.

    NR: Но несмотря на все это Вам два раза отказали в предоставлении гражданства Литвы? Почему? Как Вы на это реагировали?

    В.В: Президент Литвы имеет право предоставить, но имеет право и отказать. Два раза она посчитала, что я не достоин получить гражданство. Для меня оба раза это был сильный удар, особенно в первый раз. Я считал и считаю, что заслужил это право, но, к сожалению, мое личное мнение не имеет веса в этом вопросе.

    После первого отказа была мысль бросить все и уехать. Но очень недолго. После 50 лет в жизни уже появляются другие приоритеты, для себя уже пожил, надо пожить для других. У меня есть знакомая, она вернулась в Литву после нескольких лет работы в Германии. И ее в передаче литовского телевидения «Эмигранты» спросили:  «А почему Вы вернулись?» Она ответила: «Кто, если не я».

    Если я со своим жизненным опытом, возможностями, сбегу из страны – кто будет помогать молодежи менять её к лучшему? Мне не все равно, кто и как живет рядом со мной.

    Все, что я делаю в этой жизни, я же делаю не для получения гражданства, не для того, чтобы понравиться Президенту Литвы и членам Комиссии по гражданству. Я делаю это, потому что считаю, что так надо делать. Делаю, в первую очередь, для своей семьи. Для клиентов. Для меня клиенты – очень важная часть моей жизни, люди поверили мне и я не могу подвести их. Для сотрудников живу – некоторые начали работать со мной в 2011 году, когда я сам даже не верил, что компания может спастись от банкротства. Мы вместе пахали по 10 часов на улице и 2 часа в офисе и добились того успеха, который мы имеем сейчас. Для соседей по Вайдотай живу. Мы создали общественную организацию в своем поселке – медленно, но уверенно делаем шаги для того, чтобы в Вайдотай было хорошо жить.

    Для молодежи – я в качестве общественной нагрузки работаю ментором в программе būsiu — объясняю студентам и школьникам, что Литва – отличная страна, в которой можно добиться всего, только надо упорно учиться и работать, и не надо уезжать.

    Живу для собак из приюта и для добровольцев, которые им помогаю, а я помогаю им. Для меня очень важно, что я, надеюсь, своей жизнью и работой, показываю литовцам, что русские – точно такие же патриоты страны, в которой мы все живем, разрушаю пропагандистские стереотипы некоторых СМИ.

    NR: Если бы была возможность отмотать время назад – выбрали бы Вы Литву как страну для иммиграции?

    В.В: Однозначно, да. За все время, что я живу в Литве, у меня никогда не было чувства безысходности. Даже в 2008-2010 году, когда был лютый кризис, когда рушилось все вокруг, когда государство не помогало, а отбирало последнее на налоги, когда я брал «быстрые кредиты» чтобы заплатить сотрудникам зарплату – я всегда знал, что это временно. Нужно упереться, работать, работать, работать и все изменится к лучшему. Литва – страна возможностей для всех, у кого в голове есть мозги. В Литве отличные условия для бизнеса, страна – лучший плацдарм для работы во всех странах ЕС, почти нет коррупции, разумная государственная бюрократия, социальное равенство, хорошее отношение к иностранцам. Литовцы – отличные работники, ответственные, многоязычные, трудолюбивые, культурные, толерантные. Я смотрю на себя со стороны: приехал в 2004 году и через 13 лет руковожу крупной компанией, участвую в общественной жизни страны на самом высоком уровне... Наверное, редкие страны дают такую возможность для роста иммигранту. Очень часто говорю: «Я ещё не буду на пенсии, а мы в Литве будем жить как в Швейцарии».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    21 Июля / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив