Поночевный: Правила хорошего тона отменяются, господа!

    В числе приверженцев Трампа внезапно оказалось все поголовно население России

    Pinterest


    Америка после победы Трампа стала напоминать Россию после захвата украинского Крыма. По словам художника и литератора Игоря Поночевного,«когда победил Трамп, то наряду с теми, кто искренне желал Америке счастья, радость и восторг выражала та самая дремучая масса, которая, точно так же, как и масса в России, не приняла идей нового, двадцать первого века«. По этому поводу он написал пост:

    «Я уже сказал в интервью, которое давал по случаю выпуска «Ватной Азбуки», что у меня возникло такое ощущение, на чувственном уровне, о схожести реакции населения в России после аннексии Крыма и реакции русскоязычных американцев после победы Трампа.

    И я уже говорил неоднократно, и можно даже посмотреть мой блог, что я ничего фактически не писал до результатов выборов, у меня не было особых предпочтений политических, и я даже полагаю, что если бы победила Клинтон, я бы критиковал ее не меньше. То есть, моя реакция вызвана процессами внутри социума исключительно. Мне интересно наблюдать за реакцией общества и за его трансформацией.

    И тогда я подумал вот о чем. Я подумал: ну, это же две разные вещи: Россия и США, ведь в США не было пропаганды и агитации, как в России. И недавно я столкнулся с тем, что такая пропаганда все-таки была, и в следующей заметке я приведу один пример, очень характерный.

    А тогда я понял, что и в России нельзя все относить только на счет пропаганды. Ведь идея российского Крыма имплицитно витала в обществе задолго до его аннексии. Вспомните «Брат-2» и фразу про Севастополь и бандеровцев. Вспомните о том, что значительная часть общества не приняла распад СССР и отделение республик, и случилось это задолго до прихода к власти Путина.

    Это общество испытывало ностальгию по СССР и копило недовольство в отношении Горбачева, Ельцина, Чубайса, Березовского, итогов приватизации, масонов, интернета, геев, НАТО и Америки, идей демократии, либерализма, и иногда прорывалось какими-то гнойными нарывами, вроде того чокнутого полковника, который собирался убить Чубайса из арбалета и гранатомета и свергнуть «власть евреев в России».

    Внутри российского общества бродили дремучие идеи, совершенно катастрофические страхи и фобии, прекрасно описанные Вл. Шляпентохом. На уровне власти говорить об этом считалось совершенно недопустимым. Правила хорошего тона не позволяли власти озвучивать идеи недалекого обывателя.

    Даже если сам президент мог бы ненавидеть евреев, верил бы в летающие тарелочки, в приметы и в сглаз, то говорить об этом он не мог бы в силу своего статуса. Озвучивать это в цивилизованном обществе считается некомильфо. Этого не позволяет университетское образование и политес, как нельзя снять штаны и нагадить посередине танцевальной залы, потому что приспичило. Увы, но таковы правила приличия.



    И как все это внезапно выплеснуло после аннексии Крыма, как фекалии из лопнувшей от мороза трубы. Люди ходили по улицам и на работу с совершенно полоумными лицами, светящимися от счастья. Сбылась какая-то не очень значительная, но вполне весомая часть их бредового плана по возврату общества обратно к Золотому Веку.

    И ровно то же самое я увидел здесь: все эти домохозяйки, эмигрировавшие за колбасой 20-30 лет назад с изуродованным советским прошлым мышлением, отказывались принимать ту реальность, которую они тут нашли: негров, геев, власть банков и корпораций, социальную незащищенность, плюрализм мнений, необходимость трудиться. Да-да, именно трудиться, я не ошибся, и не надо протирать очки.

    Ведь труд советского человека был в 7-10 раз менее эффективным, и трудились там меньше, потому что работодателем выступало государство, которое все умудрялись обманывать. Поэтому русские люди за 70 лет разучились нормально работать.

    И когда победил Трамп, то наряду с теми, кто искренне желал Америке счастья, радость и восторг выражала та самая дремучая масса, которая, точно так же, как и масса в России, не приняла идей нового, двадцать первого века.

    Вот почему с таким невиданным восторгом постили и перепащивали совершенно дикие, варварские, ксенофобские и расистские посты, которые никакого ровно отношения к победе Трампа не имели. Либо имели отношение отдаленное, но были мгновенно идентифицированы как свои, родные, потому что последовала отмашка, мессендж, знак. И именно поэтому в числе приверженцев Трампа внезапно оказалось все поголовно население России, узревшее в нем ровно то же сакрально-дремучее, что они увидали в акте об аннексии Крыма: можно быть свиньей. И это теперь ненаказуемо.

    Это была вакханалия не по случаю победы республиканцев, это было не торжество по поводу выигрыша Трампа, это был апофеоз самых диких и варварских человеческих чувств, которые выплеснулись ровно так же, как выплеснулись чувства тех, кто праздновал аннексию Крыма в России.



    Если обобщать и говорить условно, то торжество по случаю аннексии Крыма – это сродни возможности для ребенка снова есть пищу руками за столом. Радость точно такого же порядка – по поводу победы Трампа. Теперь можно называть черного нигером и обезьяной, можно называть геев пидарами, всех несогласных с тобой – либерастами и коммуняками. Причем, первые имеют отношение ко вторым примерно такое же, как сантехника к балету. Тогда как сами сторонники Трампа – ярко выраженная зюгановщина и брежневизм.

    Если выразить двумя словами то, что я испытал в России в 2014 и в Америке в 2016: «Правила хорошего тона отменяются, господа. За столом дозволяется сморкаться в рукав, рыгать и пердеть. А все, кто не пердит за столом – враги нации, и не желают Великой Америке процветания». Пардон, но я пердеть за столом не желаю. Пердите без меня.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив